Rambler's Top100
 
 
 
 
 
 
 
   
 
Свадьбы разных народов >> Свадебные традиции Англии >> Свадебные традиции валлийцев и корнуольцев
 

Свадебные традиции валлийцев и корнуольцев

 

В сельских местностях Уэльса и Корнуолла ухаживали тайно. Открыто выражать свои чувства молодые люди могли в период праздников или участвуя в играх и забавах. Своеобразной брачной ярмаркой было 16 июля. Этот праздник назывался День Благодарения, когда молодежь после праздничной службы в приходских церквях участвовала в веселом гулянии, приводившем зачастую к счастливым свадьбам.

В День всех Святых - первое воскресенье ноября настежь открывались двери домов, и молодые люди устремлялись на улицы; вечером следующего дня юноши щедро угощали своих возлюбленных. Кроме того, как и по всей Британии, они имели возможность преподнести своим избранницам дары и в день святого Валентина.

В День флоры - 8 мая в Уэльсе молодежь бродила по улицам и распевала даггерели, т.е. песенки собственного сочинения. После припева следовали поцелуи. В тот же день исполнялись баллады непосредственно для желаемого объекта. Одна из таких баллад «Когда мы поженимся?» была распространена по всему Уэльсу и Корнуоллу и распевалась не только в мае, но и в дни свадеб.

Это было многоголосое хоровое пение девушек и парней, сопровождаемое игрой на многострунной арфе, смычковом инструменте или волынке.

Своеобразным ухаживанием можно считать одну из старинных забав, которую молодежь разыгрывала в середине лета. Держась за руки, парни и девушки образовывали кольцо вокруг пылающей бочки с дегтем или смолой, укрепленной наверху шеста. Юноша с косынкой в руках бегал вдоль круга, декламируя:

Огонь, огонь в моей перчатке!
Я посылаю письмо моей любви
И по пути я его не проливаю,
Не проливаю, не проливаю!

При последних словах парень сзади набрасывал косынку на девушку, в которую он был влюблен. Если его избранница была застигнута врасплох, он имел право быстро поцеловать ее три-четыре раза. В этом случае девушка должна была повторить действия, аналогичные действиям молодого человека. Если девушка, набросив косынку на парня, пробегала круг быстрее него, юноша терял поцелуй. Если же он опережал ее и раньше становился на свое место, ему в качестве награды полагался поцелуй.

Кроме того, в период сбора урожая у юношей Уэльса и Корнуолла было в обычае целовать пойманных избранниц на копне сена. В Уэльсе к дому понравившейся девушки парни прикрепляли букеты цветов, перевязанные лентами; если же девушка обманула своего возлюбленного, к дому прибивали лошадиный череп или соломенное чучело. Необычным видом ухаживания, очевидно, отражавшим существование в прежние времена в Уэльсе пробного брака, был старинный обычай под названием «связанные в узел». Он практиковался также у англичан, проживающих на границе с Уэльсом.

Среди кельтского населения Уэльса и Корнуолла, особенно среди девушек, как и по всей Британии, были распространены гадания на своих суженых в дни святой Агнессы, святого Марка, святого Валентина и т.п. В мае в утренние часы девушки гадали на соломе. Из двух жгутов делался крест диаметром около 12 см. Жгуты закрепляли в месте скрещивания булавкой и опускали в воду. Когда крест начинал тонуть, девушки считали пузырьки, якобы показывавшие, через сколько лет они выйдут замуж.

Более модернизированным было гадание при помощи мелких тяжелых предметов, бросаемых в родник; в нем участвовали также и парни. Нередко пара влюбленных бросала в родник два предмета одновременно. Если они ложились на дно рядом, то это предвещало свадьбу. Около родников еще в начале XX в. зачастую можно было увидеть какую-нибудь старую женщину, консультирующую посетительницу о приемах гадания и о том, как напустить любовные чары. Она никогда не принимала плату деньгами; обычно слушатели оставляли маленькие подарки там, где она могла их найти. В мае по кукованию кукушки пытались определить число лет, которое должно пройти, прежде чем девушка выйдет замуж.

Считалось, что если двое влюбленных одновременно станут крестной и крестным одного ребенка, то это означает скорую свадьбу; если же они были крестными у разных младенцев, то «раньше у купели — никогда у алтаря». Когда юноша и девушка решили, что им пора жениться, инициативу брал в свои руки молодой человек. Он сообщал отцу о принятом решении и называл имя избранницы. Это действие носило особое наименование — «сообщение» или «извещение». Если отец одобрял выбор сына, он вместе с супругой, ближайшими родственниками или друзьями наносил визит родителям невесты, во время которого обсуждались состав и размер приданого, порядок проведения свадьбы и другие вопросы. Если же родители невесты не поддерживали разговора о приданом, это было знаком отказа. Таким образом, хотя молодым формально предоставлялось право свободного выбора брачного партнера, последнее, решающее слово все же оставалось за родителями. По сути дела, они контролировали, исходя нередко из материальных соображений, заключение брачного союза.

Приданое состояло обычно из вещей, пригодных для хозяйства. Так, например, в Западном Уэльсе отец невесты выделял предметы домашнего обихода, обстановки, орудия для ведения сельского хозяйства, коров, поросят, домашнюю птицу. Отец жениха давал сыну участок земли, сено, лошадей, овец и пшеницу.

Заключение помолвки было таким же, как и у англичан. Однако в отличие от последних у кельтского населения Уэльса и Корнуолла она растягивалась лишь на период подготовки и сбора приданого.

Свадьбы праздновались круглый год, кроме мая, и во все дни, за исключением дней Великого поста и воскресений, считавшихся несчастливыми. Обряд церковного венчания, состав свадебного поезда и обязанности посаженного отца, дружек жениха и подружек невесты, а также самого жениха были такими же, как и у англичан. Вместе с тем в валлийских и корнуольских свадьбах выделялся еще один яркий персонаж, так называемый приглашающий— биддер. Это был уважаемый в округе человек, одаренный красноречием, хорошо знавший генеалогию местных жителей и подробности их личной жизни. В старину обязанности биддера выполнял вождь клана. Надев мужскую кельтскую шапочку и держа в руках жезл, украшенный гирляндами, или белую палку, обвитую разноцветными лентами, биддер обходил все дома, приглашая людей на свадьбу. При входе в дом он трижды бил о пол жезлом или палкой, изящно кланялся и в стихотворной или прозаической форме сообщал друзьям и родственникам, что будущие молодожены ждут их на торжество. При этом биддер просил одарить жениха и невесту. Дары обычно состояли из предметов обстановки и необходимых в хозяйстве вещей, а также денежной суммы. У обитателей сельских округов существовал старинный обычай, уходивший своими корнями в клановое прошлое. Это совместная оплата всех расходов, связанных с различными свадебными обычаями, предшествовавшими собственно свадьбе, и с празднованием самой свадьбы, или материальное содействие при сборе приданого и на «хозяйство» новобрачным.

Таким образом, если одни как бы брали в долг, то другие, напротив, давали в долг, рассчитывая на его возврат, когда придет черед их свадьбы или свадьбы их детей. Эти взаимные материальные обязательства улаживал биддер. Впоследствии, с конца XIX в., круг приглашаемых стал сужаться. В это же время входят в обычай, как и у англичан, письменные приглашения на свадьбу. Вместе с тем уже с конца XIX в. теряет свою значимость роль биддера, хотя в отдельных местах Уэльса и Корнуолла вплоть до Второй мировой войны институт биддеров функционировал в полной мере. Так, например, уроженцы села Понтгерри на юге Кардиганшира содержали на общественные средства собственного биддера, широко известного чувством юмора и умением слагать экспромтом стихи.

Утром в день свадьбы жених в сопровождении дружков и музыканта, игравшего на волынке, верхом на лошадях отправлялся к дому невесты. Друзья и родные невесты сооружали на пути к ее дому всяческие преграды, такие, к примеру, как устланные поперек дороги связки соломы или шест с укрепленной наверху свободно вращающейся перекладиной, на одном конце которой был подвешен мешок с песком. Ударяя по свободному концу, они старались мешком задеть всадников и даже сбить их с лошади на землю к радости зрителей, наблюдавших за этой веселой игрой. Миновав препятствия, жених и его дружки торопились к дому невесты. Если дверь была заперта, они распевали под музыку шуточные напевы, соревнуясь в этом с сидевшими в доме. Если они перепевали свиту невесты, дверь отпиралась и кто-нибудь из дружек после шуточной борьбы выносил невесту из дома. В Уэльсе невесту иногда маскировали под старуху, и жених должен был опознать ее среди других пожилых женщин.

Спустя некоторое время после отъезда свадебного поезда на венчание, окружение невесты вдруг «обнаруживало» ее похищение и начиналось преследование беглецов. Когда их настигали, происходила шуточная потасовка, в результате которой жених с дружками всегда одерживали верх и вместе со всем свадебным поездом отправлялись наконец в церковь. Иногда жених со своей свитой требовал невесту, которая сидела на лошади за спиной своего ближайшего родственника; в таком случае также инсценировалась драка, и теперь уже жених с дружками преследовал «похитителя». Бывало, что в таких действиях участвовали две или три сотни парней; они скакали изо всех сил, преграждали друг другу дорогу и сталкивались на потеху наблюдавшим эту сцену. Когда всадники и лошади утомлялись, жених в конце концов настигал невесту, и все с триумфом отправлялись в церковь. Иногда новобрачных преследовали друзья невесты уже по пути из церкви. Юноши, участвовавшие в погоне как со стороны жениха, так и со стороны невесты, именовались «разведчиками». Этот обычай исчез уже в середине XIX в. Но традиционная стрельба из ружей, разбрасывание зерен злаков, подвешивание старых башмаков, жестянок и подков к экипажам, в которых располагался свадебный поезд, были распространены в Уэльсе и Корнуолле, как и по всей Британии.

Весьма популярным являлся обычай устраивать преграды в виде веревки, протянутой поперек дороги на пути свадебного поезда, и требовать от жениха выкуп. С этой же целью связывали веревкой церковные двери или ворота ограды. Более обеспеченное население придерживалось моды, продиктованной англичанами: жених надевал строгий темный костюм, невеста — белое платье с фатой. Менее зажиточные люди предпочитали венчаться в самой лучшей повседневной одежде. Национальные костюмы отошли в прошлое.

После венчания свадебный поезд направлялся к дому невесты и оставался там для празднования весь остаток дня. В дом приходили соседи и родственники, приносили дары и участвовали в свадебном угощении, важнейшую часть которого составлял свадебный пирог. Считалось крайне несчастливой приметой, если свадебный пирог вдруг ломался пополам после его выпечки или же на нем обнаруживались дыры или разломы. После пиршества происходили веселые состязания, народные игры, а затем до поздней ночи гости пели и танцевали. Среди кельтского населения Британии сохранилось много преданий о похищении невесты эльфами, которых на свадьбе имитировали юноши в содоменных масках и костюмах, неожиданно появлявшиеся незваными во время танцев. Их предводитель имел право танцевать с новобрачной.

После гражданской регистрации предпочитали скромно отпраздновать это событие где-нибудь в кухмистерской. Крепкое пожатие друг другу руки считалось достаточным для заключения брачного союза, даже без благословения священника.

В первую ночь было принято внезапно навещать новобрачных. Среди ночи двери спальной распахивались, и туда с шумом вваливалась толпа друзей и родственников. Новобрачных стаскивали с постели и ударяли чулками, наполненными песком. Затем в постель бросали куст дрока, и компания удалялась. Иногда новобрачных или стегали веревками из овечьей пряжи, или бросали им в постель чулки, набитые камешками, полагая, что это предвещает удачу в рождении первенца.

Если окружающие находили, что у невесты и жениха имеется большое расхождение в возрасте или кто-либо из них пользуется дурной славой, то в первую брачную ночь часто устраивали «шаллал» — какофонию, используя для этого все, что было под руками и могло издавать шум: оловянные котлы, кастрюли, чайники, подносы, мозговые кости, свистки, рожки и т.д. Подростки, декламировавшие под эту «адскую» музыку стихи фривольного содержания, устраивали также ночные факельные шествия. На высоком шесте до ближайшего леса несли изображения новобрачных и там под пляску вокруг костра их сжигали. Этот обычай существовал в XIX в. в некоторых районах Корнуолла и Уэльса, а также в графстве Девон. На границах с Девонширом он был известен под названием «ложная охота».

На следующий после первой брачной ночи день молодые отправлялись либо в свое новое жилище, либо в дом жениха. В первые недели посетители их часто навещали и приносили им дары. Свадебное путешествие или ограничивалось одним днем где-нибудь на побережье, или полностью отсутствовало.

 
 
Свадьбы разных народов >> Свадебные традиции Англии >> Свадебные традиции валлийцев и корнуольцев
Наихудший из неравных браков — это неравный брак двух сердец.
Никола Себастьен де Шамфор